Страница 1 из 1

DURAN DURAN'S ROGER TAYLOR: 'I'M A QUIET PERSON. DRUMS TALK FOR ME'

Добавлено: Сб сен 12, 2015 10:04 am
CrazyFan
DURAN DURAN'S ROGER TAYLOR: 'I'M A QUIET PERSON. DRUMS TALK FOR ME'

11th September 2015 by Alexandra Pollard

The band's drummer talks new music, the internet and the pitfalls of fame


"I would say I probably speak... 90% less than the others in the band." It's mid-afternoon on a Monday, and Duran Duran's Roger Taylor is reaching the end of an entire day of talking about himself. It's not, by any stretch of the imagination, his natural habitat.

Dubbed "the quiet one" by the media, Taylor was - by his own admission - ill-equipped to deal with the worldwide success Duran Duran began to achieve in the early '80s. He was 20-years-old, incredibly shy, and "totally unprepared for everything that happened." At 25, he threw in the towel, and his drumsticks, and retreated so far from the public eye that The Sun dubbed him "the hermit of pop."

After some time away, though, Taylor's passion for the band crept its way back into his consciousness. In 2001, he rejoined Duran Duran a more confident, assured person, with the wisdom and experience of age on his side. Fourteen years on from this reunion, and Duran Duran have, today, released their fourteenth studio album, Paper Gods.

He might be the quiet one, but when it comes to the band's legacy, their new music, and what being a global star has taught him, Taylor has plenty to say.

What will surprise fans the most about the new album?

I think the depth of the album is gonna really surprise people. Duran Duran has always had a darker side to its music, but I think this really does go into the more experimental side of the band, so the diversity of the record is quite something. It's very widescreen, you'll have something really fun and poppy like 'Danceophobia' and then you'll have something very dark and introspective like 'Universe Alone' or 'Paper Gods', so I think the breadth of feeling in the album is quite, I think will be quite a surprise to people. Was that a conscious direction, or did it evolve naturally?

No I don't think it was conscious at all. Over the two years, you know what the seasons are like in the UK, we'd turn up one day on a Monday, on a very grey, dreary, English afternoon, and we'd write something that was very deep and thoughtful and dark. Then we'd turn up there on a sunny July afternoon, and it would be a happy song - so it kind of reflects the whole period that we went through, in making the record over the two years, so it certainly wasn't a conscious thing.

How do you find talking about your music?

I'd rather be playing it to be honest with you. I love going on stage and playing the music rather than talking about it. I think that's why I chose drums actually. It's a very loud instrument, and it can talk for me to be honest with you. Are you also more comfortable not being front and centre?

I think I am, I'm very comfortable with that. I could never have been the lead singer I don't think. I kind of had a bit of a flirtation with playing bass, but I found my true destination when I sat behind a drum kit. Because I was never a great talker when I was growing up, and I finally found something that was loud and could really speak for me... but I could also be at the back. I wasn't thrust directly into the limelight at the front, so it was the perfect instrument for me.

On the subject of enjoying being at the back, you've always been dubbed "the quiet one" by the press...

I think that's fairly accurate. I would say I probably speak, probably 90% less than the others in the band. They've always been really good talkers and I always have been the quiet one. I don't know why that is. I guess it's kind of like the archetypal drummer isn't it really? The quiet one. That's definitely me.

You said in an interview that you found it hard to deal with the attention. Do you deal better with the attention better now you're older?

I was very unprepared I think, as a 20 year old. I was totally unprepared for everything that happened. I wanted it, but then when it happened, I felt very... It was like somebody had bought a porsche but didn't have the driving license. It was like being taken on a ride, I guess, and I was such a shy kid. I wouldn't say boo to a goose, so when I was thrust onto the world stage I felt totally unprepared for it.

It just took me a few more years to mature I think. When I came back to the band, I felt much more level and able to do what I was required to do. But it was a pretty unusual set of circumstances, the early '80s, it was kind of like one in a million that the band was going to have such a high profile, and that everyone within the band was going to have such a high profile. But it's the way it was, and you have to kind of accept that, and we've come through it. We came through that hyperbole era of teenage fandom, and we've found longevity, which is great.

Having lived through that, do you find yourself empathising with young popstars like Justin Bieber?

Definitely. It's a very unusual existence, and people tend to say, 'Oh what's wrong with him, he's got a million dollars in the bank, he's got this', but it is a lot to deal with as a young guy, and I totally sympathise with anyone that's had these issues. He has to get up every day and he has to be Justin Bieber the popstar. He can't just get up and walk down the street and get a packet of cigarettes or whatever, and that's quite a pressure isn't it? You lose a lot of freedom. The success, which is amazing, also comes with that downside of the loss of freedom and growth as a person, it kind of stunts that a bit.

People often use the 'millions of dollars' argument, as if wealth negates any other problems a person might have.

Exactly, then you look at Whitney Houston, and the Amy Winehouse movie, I just saw that, and that shows you the downside of the fame game. It's a real balancing act to keep on the straight and narrow.

With the birth of the internet since Duran Duran first came around, do you think it's become more difficult?

Yeah I guess it's even harder because there's no escape. Everything you do, within seconds, it's blasted around the universe. That must be tough, and that's something we didn't have to deal with, which must make it a lot more difficult. Although we had the UK press, and I think we were the first band - probably not the first band - but music became a very important part of the national press. We were one of the first bands that they took real interest in. I guess that was a similar thing, because we couldn't do anything without it getting into a national newspaper.

And on the flipside, it's easier now for musicians to directly represent themselves via social media, and respond immediately if they're horrible misquoted or...

That's right, exactly, we didn't have a voice! We didn't have a voice to respond, apart from through your publicist or whatever, but usually the story had gone out, it was in print, and had been in print for 24 hours and it was usually a little late to respond. So I guess they do have that now, which is an advantage.


Do you, like Simon Le Bon does, compare your albums to other classic albums to gauge whether they're good enough?

I think we do it constantly, because we grew up in such an amazing period of music and great records. We grew up with Kraftwerk, and the early Roxy Music albums, and all the Bowie albums were incredible when we were growing up, so I think we constantly have those as a touchstone.

Also we went through punk as teenageers. We went through the first Clash album, and Never Mind The Bollocks, and the Joy Division records, so we had this amazing catalogue that we grew up with, which is a constant touchstone that we go back to. 'Is it as good as an album from this period?' I think that was when, for me, all the great albums were written - between 1970 and 1980.

And how was working with Mark Ronson?

He's amazing Mark, he's a very... I think there's definitely a bit of genius in there, and he's a very thoughtful character. He thinks very deeply about everything that he does, and that's why he's successful, I think he's just got that something that you need as a producer, just that ability to have that, to look from a distance and see waht's right and what's wrong and which way the groove should go, he's just got an amazing ability.

People tend to wonder how much the producer's role is a creative one, and how much it's a technical one.

I think we really need a producer actually, this band, we've always needed somebody to be looking on from the outside. We all think that we can completely produce a record and get it all right and deliver the finished article - we can't, we really need somebody to have a vision to come in, and Mark always seems to have that vision. We definitely need producers, in the old school sense.
http://www.gigwise.com/features/102766/ ... paper-gods

DURAN DURAN'S ROGER TAYLOR: 'I'M A QUIET PERSON. DRUMS TALK FOR ME'

Добавлено: Вт сен 15, 2015 10:24 pm
CrazyFan
Барабанщик Duran Duran Роджер Тейлор: "Я тихоня, барабаны говорят за меня"

Перевод Ксения Михай

Барабанщик группы говорит о новинках музыки, интернете и о «подводных камнях» славы.
«Я говорю примерно… на 90% меньше остальных в группе». Середина дня в понедельник, Роджер Тейлор из группы Duran Duran до конца дня рассказывает о себе. Никак кроме его «естественной средой обитания» это не назвать.
Названный «тихим» в СМИ, Тейлор по его собственному признанию был плохо подготовлен к всемирному успеху, который Duran Duran начал достигать в начале 80х годов. Он был двадцатилетним, невероятно стеснительным юношей, полностью не готовым ко всему, что произошло. В 25 лет он признал себя побежденным и удалился от посторонних глаз настолько, что таблоид «The Sun» окрестил его «отшельником поп-музыки».
Тем не менее, спустя некоторое время страсть Тейлора к группе вернулась назад в его сознание. В 2001 году он вернулся в Duran Duran более уверенным человеком, с мудростью и опытом на его стороне. Со времен воссоединения прошло 14 лет, и сегодня Duran Duran выпустила свой четырнадцатый студийный альбом «Бумажные Боги».
Он может быть тихим, но когда дело доходит до наследия группы, их новой музыки и чему пребывание мировой звездой научило его, Тейлору есть много что сказать.

Что больше всего удивит поклонников в новом альбоме?
Я думаю, что глубина альбома по-настоящему удивит людей. Музыка Duran Duran всегда имела наиболее мрачную сторону, но я думаю, что эта пластинка скорее входит в экспериментальную сторону группы, так что разнообразие записей это неплохо. Это будет нечто очень широкоформатное, вы услышите треки действительно забавные и попсовые как «Дэнсофобиа», а затем что-то очень мрачное и интроспективное как «Единственная Вселенная» или «Бумажные Боги», я полагаю, разнообразия чувств в альбоме достаточно, и это действительно станет сюрпризом для слушателей.

Это было осознанным решением, или оно развивалось постепенно?
Нет, я думаю, решение вовсе не было осознанным. На протяжении двух лет, знаете, как сезоны в Великобритании, мы появились бы однажды в понедельник очень серым, тоскливым, английским утром и записали бы что-то глубокое, вдумчивое и мрачное. Затем мы появились бы там солнечным днем в Июле, и это была бы счастливая песня – то есть наша музыка, отчасти отражает целый период, который мы пережили в течение записи этого альбома за два года, поэтому, разумеется, это не было осознанным.

Вам нравится говорить о Вашей музыке?
Я люблю выходить на сцену и играть музыку, а не говорить о ней. Мне кажется, поэтому я и выбрал именно барабаны. Это очень громкий музыкальный инструмент, и он может говорить за меня, быть честным с Вами.

То есть Вам комфортнее не быть в центре внимания?
Да, мне так очень комфортно. Мне кажется, я никогда не смог бы быть вокалистом. Я испытал что-то вроде флирта во время игры на бас-гитаре, но нашел свое истинное предназначение, когда сел за барабанную установку. Я никогда не был болтуном, и наконец, нашел нечто громкое, что действительно может говорить за меня…и также мог быть на заднем плане. Я не был в центре внимания под прожекторами, поэтому барабаны стали идеальным для меня инструментом.

К теме о «комфортности быть на заднем плане», прессой Вы всегда назывались «тихим»…
Это абсолютно справедливо. Я говорю примерно… на 90% меньше остальных в группе. Они всегда были хорошими болтунами, а я всегда был самым тихим. Не знаю почему. Я думаю, это отчасти присуще типичному барабанщику, не так ли? Тихий. Это - определенно про меня.

В интервью Вы сказали, что Вам трудно было справиться с вниманием. Лучше ли справляетесь с ним сейчас, будучи старше?
Я был абсолютно не готов к этому в двадцать лет. Не был готов ко всему, что произошло. Я хотел этого, но когда это на самом деле случилось, я чувствовал очень…как если бы кто-то купил Порше, но не имел водительских прав. Было похожее ощущение, словно ты случайно оказался в попутке, настолько я был стеснительным парнем. Поэтому, когда меня вытиснули на мировую сцену, я чувствовал себя полностью не готовым к ней.
Мне потребовалось еще несколько лет, чтобы созреть. Когда я вернулся в группу, я чувствовал себя более спокойным и гораздо способнее делать то, что должен был. Это было довольно необычное стечение обстоятельств, начало 80х, один на миллион, что группа будет иметь такой высокий профиль, и что каждый в группе будет такого высокого уровня. Но именно так все и произошло, и мы прошли через это. Мы прошли через эту затяжную эру фанатов подростков, и нашли долговечность, это здорово.

Пережив это, Вы сочувствуете молодым поп-звездам как Джастин Бибер?
Определенно. Это очень нестандартная жизнь, и люди склоны говорить «О, что с ним случилось, у него же есть миллион долларов в банке, он получил его», но это слишком тяжелая штука для молодого парня, и конечно я сочувствую тем, кто столкнулся с этими проблемами. Он должен вставать каждый день и быть поп-звездой Джастином Бибером. Он не может просто встать, спуститься по улице и купить пачку сигарет или еще чего-то, это самое настоящее давление, не так ли? Вы лишаетесь большого количества свободы. Успех, что поразительно, также приходит с этим недостатком потери свободы и остановки роста как личности.
Люди часто используют аргумент «миллионы долларов», словно богатство сводит на нет все другие проблемы, которые могут быть у человека.
Да, именно, посмотрите на Уитни Хьюстон или фильм Эми Уайнхауз, я просто видел это, их пример показывает вам обратную сторону славы. Они показывают пример для того, чтобы помочь встать на путь истинный.

Duran Duran образовался с появлением интернета, принесло ли Вам это какие-то сложности?
Да, я думаю, это было даже сложнее, чем, кажется, потому как от интернета нет никакого спасения. Всё, что вы делаете, взрывает общественность за секунды. Это было очень жёстким, и мы никогда не сталкивались с подобным.
Хоть мы и были только в британской прессе, я считаю, мы были первой группой – но возможно не первой – музыка стала очень важной частью национальной прессы. Мы были одной из первых групп, которой они всерьез заинтересовались. Мы ничего не могли сделать, чтоб не попасть в национальную газету.

С другой стороны, сейчас музыкантам гораздо проще непосредственно представлять себя через социальные средства массовой информации и быстро реагировать, если вас оклеветали или…
Всё верно, у нас, правда, не было права голоса. Мы никак не могли ответить, только напрямую через Вашего журналиста или ещё кого-то, но обычно к тому времени история уже выходила в свет, и было слишком поздно как-то реагировать. Поэтому, то, что мы сейчас имеем, несомненно, является преимуществом.

Сравниваете ли Вы, как Саймон Ле Бон, свои альбомы с другими классическими альбомами, чтобы определить, достаточно ли они хороши?
Я думаю, мы постоянно это делаем, потому как росли в очень удивительный период музыки и великих записей. Мы выросли с Крафтверк и на ранних альбомах Рокси Мьюзик, и все альбомы Боуи были невероятными, так что я думаю, что мы постоянно используем их записи в качестве критерия для своей музыки.
Также все мы подростками прошли через панк культуру. Мы прошли через первый альбом Clash, Never Mind The Bollocks и записи Джой Дивижн, таким образом, у нас был этот замечательный список, являющийся постоянным критерием, к которому мы раз за разом возвращаемся. «Действительно ли наш альбом столь хорош, как альбом тех времен?» Для меня все самые лучшие альбомы были записаны между 1970 и 1980.

Как Вам работалось с Марком Ронсоном?
Марк – удивительный, он очень…Я считаю, в нём определено есть что-то гениальное, и он очень глубокий персонаж. Обо всём, что делает, он мыслит очень глубоко, и именно поэтому он успешен, я думаю, он просто понял то, что вы хотите от него как от продюсера, он обладает способностью посмотреть со стороны, что правильно, а что нет, в какую сторону ему нужно двигаться, это удивительная способность.

Люди склонны интересоваться вопросом насколько роль продюсера творческая, а насколько техническая.
Я думаю, что нам, в самом деле, нужен продюсер, нашей группе всегда нужен кто-то, кто сможет посмотреть на нас со стороны. Мы все думаем, что мы сами можем полностью создать запись, получить на нее все права и выпустить готовый продукт, но мы не можем, нам действительно нужен кто-то, кто посмотрит на это со стороны, и у Марка всегда была эта способность. Мы, безусловно, нуждаемся в продюсере «старой школы».