Страница 10 из 12

Re: 65 и 66 главы.

Добавлено: Пн июл 08, 2013 8:04 pm
DurAnna
Эйлин писал(а): Надеюсь, вам понравится.

Нам нравится, нам все нравится! Это супер. Все супер, Джон, его книга и конечно твой перевод.

Re: 66 глава

Добавлено: Вт июл 09, 2013 6:26 am
DurAnna
Эйлин писал(а):66 глава. Тусон.

Приехала Аманда с Атлантой, которая, в свои два с половиной года, решила, что она побывала на курорте.

Наверное хорошо, что Атланта была тогда такой маленькой. Не все воспринимала, не все понимала. Плохо, если ребенок начинает страдать от родительской дури.

Re: 66 глава

Добавлено: Вт июл 09, 2013 5:57 pm
Эйлин
DurAnna писал(а):Наверное хорошо, что Атланта была тогда такой маленькой. Не все воспринимала, не все понимала. Плохо, если ребенок начинает страдать от родительской дури.

Точно. Как дитя развода подтверждаю. Но ей наверняка и так пришлось несладко, когда они разъехались.
Кстати, по книге выходит, что Джон вовсе не после ухода из группы в 97ом вылечился, а ещё до "Thank you". Очень удивлена. Есть фото, где Саймон поздравляет короткоостриженного Джона с днем варенья, а у того на руках как раз 2-3летняя Атланта. Наверное, он как раз из рехаба.

67 глава.

Добавлено: Вт июл 09, 2013 6:11 pm
Эйлин
Новая глава. :-): Повторюсь, все главы полные. О сокращениях буду писать специально.

67 глава. День тридцать первый.

После тридцати дней рехаба, реалити-шоу вам уже не интересны. Слишком много настоящей жизни и слишком много настоящих слез, всей этой боли и уязвимости.
Я никогда не выставлял ни так много чувств на показ, ни получал столько одобрения, когда очень открыто говорил о своих чувствах. В рехабе я понял, как легко любить кого-то, кого знаешь лишь несколько дней, а они распахивают перед тобой сердце и душу.
Любить по-новому.
Мы много говорили об искренности и подлинности, эти слова и их смысл с тех пор вросли в меня. Они о том, чтобы не прикидываться, а быть собой, быть готовым с искренней душой предстать перед миром.
В последний день, наш групповой психолог выбрала по песне для каждого участника, которая, на её взгляд, отражала его личность, и все держались за руки, пока она проигрывала эту песню.
Прямо как на видео.
Для меня она выбрала песню the Foreigner «I want to know what love is» («Я хочу знать, что такое любовь»). Она всегда была одной из моих любимейших песен о любви. Мой друг Мик Джонс написал её для своей жены Энн, матери Марка Ронсона. К концу песни все плакали в голос.
Люди, которых я встретил в рехабе, стали моей первой трезвой компанией. Я обменялся кучей телефонов и поддерживал связь, и всякий раз, играя концерты в городах по США, навещал ребят из рехаба.
Но, один за другим, почти все они исчезли. Они могли сказать: «Мне, если честно, не хочется этих встреч», «Я так и не избавился от этого» или «Я боюсь, что смогу запить».
Но я ничего подобного не ощущал. Я знал, что не смогу пить, и чувствовал себя очень хорошо. Морок в голове, опьяненный рассудок, паранойя и ненависть к себе, снедавшие меня, когда я прибыл в рехаб, очень быстро рассеялись.
Я понял, что диагноз «алкоголизм», то же самое, что и диагноз «диабет». Плохая новость, что ты болен, но хорошая новость – ты сможешь вылечиться. Просто следуй таким правилам: держись ближе завязавших алкоголиков, встречайся с ними по нескольку раз каждую неделю, не делай первый глоток, и всё будет хорошо.
У меня было.
Я покинул рехаб 15 декабря 1994ого.
Когда я перебирал журналы на полке в аэропорту Тусона, меня привлекла история Майкла Дугласа на обложке “Vanity Fair”: «Майкл нараспашку: Майкл Дуглас лицом к лицу с зависимостью, связями и наследством Кирка».
Оказалось, Майкл был пациентом того же реабилитационного центра, что и я. И он легко говорил об этом на страницах Vanity Fair.
Возможно, я смогу сделать карьеру и остаться трезвым.
Эта идея была революционной. NME (один из главных музыкальных СМИ на Западе, - прим. пер.) постарался на славу, запрограммировав меня на уверенность, что (раз я рок-звезда), то должен спустить в мусор то, что делал хорошо, но вот Майкл Дуглас говорит нечто совершенно иное. Тот факт, что я отказался от алкоголя и наркотиков, вовсе не означал, что я теперь не смогу построить мощную карьеру в развлекательном бизнесе. Может, лучшее ещё было впереди. Может, всё будет ещё лучше.
Вернуться в Эл-Эй за десять дней до Рождества было шоком после тридцати дней медитаций, групповой терапии и уроков жизни. Как будто выезжаешь на переполненное шоссе, покрытое мчащимися машинами, после поездки воскресным полднем по английской глубинке.
Отправляясь в рехаб, я не стремился укрепить мой брак. Я уже поставил на нём крест. Я уяснил, что пропасть между мной и Амандой слишком велика, и наши проблемы неразрешимы. Я слишком привык к желанию решать проблемы легко, и если проблемы легко решаться не могли, тогда я не решал их вовсе.
Итак, моя трезвость не принесла пользы моему браку с Амандой, а вот развод - да. Я переехал в однокомнатный лофт на Венис-Бич, рядом с магазином Gold’s Gym. Я выбрал такое соседство, потому что здесь за мной не тянулся хвост репутации, я не падал ни на один здешний тротуар и не уходил из чьего-то дома на рассвете.

Ещё главка поспела:)

Добавлено: Вт июл 09, 2013 8:29 pm
Эйлин
68 глава. Прекрасный броман.

(В оригинале – bromance, броманс, то есть мужская дружба, - прим. пер)

Отправьте меня на необитаемый остров, и я умудрюсь собрать там группу. Ничего не могу с собой поделать: «Сегодня вечером, под пальмой, выступают ДжейТи и Пятница».
В конец концов, если у меня есть время, я всегда собираюсь в кучу с другими музыкантами и начинаю играть. Это до сих пор мой любимый способ общения.
Проводя всё больше времени в Лос-Анджелесе, я сблизился со Стивом Джонсом, «героем гитары» Sex Pistols, человеком, ответственным за бурю из четырех букв на дневном ТВ, с которой началась революция в Британии в 1976 (Пистолеты тогда послали ведущего в прямом эфире, скандал был страшный, - прим. пер).
Стив – реально нечто. Он почти английский Чак Берри или Джерри Ли (Льюис, динозавры рока пятидесятых, - прим. пер) – стопроцентный рок-н-ролльщик – и комедиант в придачу. Кто-то вроде Макс Уолл или Джерри Льюиса с бельем на голове. Стив участвовал в первой группе Энди Тейлора за пределами ДД, но на тот момент уже прошло много времени. Работая со Стивом, всё время смеешься. И это вечный сюрприз для людей, которые его не знают. Потому что он вечно напускает на себя браваду крутого парня.
Стив уже много лет жил в Лос-Анджелесе, и тоже был в завязке. И он любил играть на своей гитаре.
Однажды, Мэтт Сорам, ударник Guns N’Roses, позвонил мне и Стиву и сказал: «Ребят, не хотите сыграть несколько песен на сборе средств, который я устраиваю для Кабби Селби (американский писатель, автор книги «Реквием по мечте», по которой фильм, - прим. пер) в «Логове гадюки» в следующий понедельник? Три песни, может четыре?»
Почему бы, блин, и нет.
Мэтт привёл и басиста «Ганзов» Даффа Маккагана. Мы вчетвером были необычным ансамблем, но притерлись. Мы играли пару песен Sex Pistols и «Suffragette City» Боуи.
Это было здорово. Публика просто влюбилась, мы тоже.
Позже, Сэл, который управлял «Логовом гадюки» от имени владельца Джонни Деппа, сказал: «Парни, в следующий понедельник вы должны вернуться».
Ещё одно местожительство.
Нам нужно было название. Я вспомнил статью в «Гвардиан», про NME в семидесятые (заголовок был «Neurotic Boy Outsiders» - прим. пер). И пусть Мэтту и Даффу не нравилось слово «Boy», они считали его слишком манерным, мы всё же назвались «Neurotic Outsiders». После чего, каждый понедельник, мы вместе собирались в городе, выходили на сцену в полночь, обычно начиная с “Planet Earth”, которую пел я, затем перетекали в «Bodies» с “Never Mind the Bollocks” (альбома «Пистолетов», - прим. пер). Дафф пел “New Rose”, песню The Damned, которую перепели «Ганзы», и приглашали гостей присоединиться к нам на сцене, чтобы добавить хаоса; Игги Попа, Билли Айдола, Брайана Сетцера, Саймона, кто бы ни был в городе.
Мы даже проехали с гастролями, от Нью-Йорка до Бостона, вместе со Слэшем и Билли Айдолом. Это были одни из самых замечательных шоу, в которых я когда-либо участвовал. Нам было действительно хорошо.
Я никогда не играл «кавер-версии», но когда заиграл, то сразу понял, что забавно и легко следовать за драйвом восьми нот Стива, играя песни, которые я любил, когда был подростком. Например, Holiday in the Sun (песня «Пистолетов», - прим. пер).
Потому Гай Осери, управляющий лейблом Мадонны, предложил нам контракт, и это уже было серьезней.
Вместо выпуска лайв-альбома, записанного в стенах «Логова гадюки» (под названием The Story of my life) мы решили написать абсолютно новые песни. Джерри Харрисон из Talking Heads был продюсером проекта. Я был рад одной песне, написанной мной и Стивом вместе, интроспективной балладе, «Better Way»:
Начни поход, разверни флаг,
Пришло время пустить корни и покинуть мрак.
«Сделай мне ребенка, назови меня женой».
Возможно, всё будет хорошо, когда это будет со мной.
Это лучший путь.
Я знаю, это лучший путь.
Если он нужен мне, я точно должен на него взмахнуть.


(Сразу говорю из меня поэт, как из Ника – шахтёр, - прим. пер.) :-):

«Лучший путь» был заповедью для наших трезвых жизней, и я не представлял, что напишу такую песню с соавтором «Милых пустышек».
Но «Невротики» задумывались, как антидот к постоянной работе, и не должны были стать постоянным делом. Когда проект превращался в карьеру, он терял свою харизму, но по пути я узнал много нового о том, как веселиться с музыкальным инструментом в руках. Это была важная часть моего перевоспитания.
На восемнадцатом месяце трезвой жизни я встретил Гелу Нэш, дизайнера и со-основателя “Juicy Couture”.

Re: In the Pleasure Groove: Love, Death and Duran Duran

Добавлено: Вт июл 09, 2013 11:57 pm
Эйлин
Очень эмоциональная глава о любви, семье и прчинах ухода из ДД. Приятного чтения.

69 глава. Гела.
Гела с большой буквы Г. Родилась в Корнинге, штат Нью-Йорк, дочь Сары и «Силача» Эда Якобсона, чья семья переезжала каждые два или три года туда, где требовалась Эдова деловая хватка. Постоянные перемены послужили благоприятной почвой для развития Гелой своего эксцентричного чувства стиля и неистовой независимости. Она велела мне сказать это!
После окончания престижного Университета Карнеги-Меллона в Питтсбурге (где Энди Уорхол открыл факультет искусства в конце сороковых), Гела переехала в Нью-Йорк и получила работу на Бродвее, проскользнув на свой путь через Zoot Suit вместе с Эдвардом Джеймсом Олмосом.
Калифорния сильно очаровала её.
Мы встретились на вечеринке на Голливудских Холмах, в доме продюсера Мими Полк и её мужа Ричарда Гитлина. Гела и я переглядывались через комнату.
«Кто эта великолепная женщина?» - спрашивал я свою приятельницу Нэнси, в то время как Гела спрашивала свою подругу Трейси, - «Кто он?»
«Он женат на ней», - сказала подруга, показывая через комнату на Аманду, которая тоже там была, но мы уже расстались на тот момент и приехали не вместе.
Перед тем, как покинуть вечеринку, Гелу и меня официально представили друг другу. Касаясь её руки, я задрожал от волнения. Она была совершенно прелестна. Я хотел увидеть её снова. По дороге назад, я азартно расспрашивал про неё своего приятеля Кассиана, который не мог поверить, что мы не встречались раньше.
«О, Боже мой», - сказал он. – «Вы двое созданы друг для друга». И продолжил для меня историю Гелы так хорошо, как знал.
К тому времени, когда я встретил Гелу, она уже побывала однажды замужем и дала жизнь двум чудесным детям, Тревису и Зое. А ещё – Juicy Couture, который уже был явлением. Когда я упоминал при приятельницах, что мы с Гелой встречаемся, они сходили с ума, «Ох, я абаажаю моё Juicy», как будто речь шла о Битлз. Я стал свидетелем калифорнийского феномена Juicy, который распространялся по миру.
Через несколько дней после вечеринки, Нэнси позвонила мне, чтобы пригласить на другую – на этот раз в доме Гелы. Я был последним, кто уехал.
Наше второе свидание длилось семь дней, к концу которых мы стали неразлучны. :smu:sche_nie:
«Никогда не переставайте ходить на вечеринки», - говорю я своим друзьям среднего возраста.
Гела было не такой, как женщины, которых я встречал до неё. Я был глубоко влюблен в неё. И она в меня.
И я действительно любил в ней её полное отсутствие музыкального воспитания. Неважно, какая песня шла по радио, если я спрашивал её, что играет, она замирала на несколько секунд перед ответом: «Генезис?»
Странно для кого-то, вроде меня, такого музыкального парня, но именно это уверяло меня, что мы вмести по правильной причине.
Гела – королева музыкальных оговорок. Слепой третий глаз превращается у неё в Трёх Слепых Мышек, композитора «Mood Indigo, Дюка Элиота (вместо Дюка Эллингтона, - прим. пер).
Она однажды сказала директору компании Сони Дону Йеннеру: «Донни, ты сейчас, как я поняла, работаешь с Брюсом Спрингфилдом?»
Косые взгляды вокруг нас.
«Извиняюсь, с Риком Спрингстином».
Я полюбил её за это ещё сильнее.
(Гела перемешала певцов Брюса Спрингстина и Рика Спрингфилда, - прим. пер.)
Можете себе представить объем познаний Гелы о Дюран Дюран. Когда одна из наших песен играла на радио, она тоже думала, что это «Genesis».
Хотя, сейчас она фанатка.
Мои чувства к Геле были глубоки, и мне нравилась идея «смешать» наши семьи. Атланта станет младшей из трёх, Тревис – самым старшим, а Зое отныне – старшая сестра. И вот нас пятеро, и народился новый квинтет. Моим единственным желанием было, чтобы кто-нибудь дал мне книгу советов с заголовком «Чего ожидать, если вы смешиваете», но не уверен, что такая существует.
Чтобы достичь этого требуется больше жизненных сил и упорства, чем для хитовой записи. Я всегда считал «смешать» таким милым словечком, вызывающим в памяти картинки про банановые коктейли и здоровье. Я забыл, что внутри у блендеров кромсающие лезвия, режущие всё на куски. Это могло быть тяжело.
В моей и Гелиной семье я нашел нечто более важное, чем написание ещё одного хита, и счёл, что не могу делать и то, и то. Если я собирался пускать новые корни и делать эту работу всей семьей, я должен был на время прекратить разъезды.
После года или двух разъездов туда и обратно в лондонскую штаб-квартиру Дюранов, я начал уставать и принял тяжкое решение оставить группу.
Я позвонил Нику, затем Саймону и, наконец, Уоррену.
Сделанные звонки ужаснули, были полны экзистенциального страха. Не исчезну ли я после ухода, не перестаю ли существовать? Неужели я больше не получу обратного звонка от кого-то из этого музыкального бизнеса? Всю мою взрослую жизнь я пробыл «Джоном из Дюран Дюран». Кем же буду теперь?
Я буду Джоном.
Я буду папой.
Я буду посвящать себя семье Нэш-Тейлор.
Я начал ходить на родительские собрания и тренировки Младшей Футбольной Лиги.
Опыт «Невротиков» вселил в меня уверенность в том, чтобы начать писать песни для себя и петь их. Я собрал свою собственную группу, и мы ездили вверх и вниз по побережью Калифорнии, играя живьем. Я потратил недели на выяснение, как играть «Рио» и одновременно петь.
Однажды, я сел на улице рядом с галереей искусств в Венис-Бич и экспромтом дал акустическое выступление. Фанаты сидели на тротуаре, никто из них не мог поверить, что же я такое делаю.
Я прочитал интервью Дэйва Гроула, который рассказывал, что собрал группу “Foo fighters” после раскола Нирваны, потому что хотел узнать, на что он способен лично. Я чувствовал то же самое. Грань между мной и ДД стала настолько расплывчатой, что я не знал, способен ли на что-то самостоятельно.
Я скинул с себя всё искусственное, огни и прожектора, даже систему оповещения (PA system, думаю, это подключение между музыкантами и оборудованием, - прим. пер), чтобы увидеть, могу ли я найти контакт с людьми на самом основном уровне. Что ж, я ведь всё ещё Джон из Дюран Дюран, не так ли? И всегда буду. Эта история не может быть переписана. Но то чувство было искренним и настоящим. Личным.
Я проехал с моей группой по Штатам с туром, играя для аудитории не масштаба ДД, и это ещё мягко сказано. Я помню, как играл в клубе в Майами во время ужасающего шторма, для восьми человек.
Вы там были? Вау.
Восемь человек.
Вот тогда ты узнаешь, стоишь чего-то или нет. Если у тебя это в крови. Любой может выйти на сцену перед тридцатью тысячами человек, имеющими все записи и знающими все слова, и хорошо провести время. Но если ты выходишь на сцену перед восемью и наслаждаешься, тогда, возможно, что-то в тебе есть. Я понял, что могу отыграть поганый концерт перед тысячами, но чудесно провести время перед несколькими людьми.
Размер толпы неважен, потому что большая часть выступления проходит внутри. Я научился подходить к каждому концерту, как наиважнейшему концерту, который сыграю когда-либо.
Каждому.
Это фантастическая формула.

Re: In the Pleasure Groove: Love, Death and Duran Duran

Добавлено: Ср июл 10, 2013 12:58 pm
Эйлин
Сегодня постараюсь выложить отрывок из следующей главы. Она о смерти миссис Тейлор, и я не смогла бы пеервести её полностью, очень она грустная. И целиком - про реюнион, слегка отшлифованное начало, которое я уже выкладывала, и концовку. :-):

Re: In the Pleasure Groove: Love, Death and Duran Duran

Добавлено: Ср июл 10, 2013 1:48 pm
Эйлин
Итак, последняя часть перевода. :-):

70 глава. Другой край бездны.

В 1998ом умерла мама.
Мамина смерть была одним из первых событий, когда я по-настоящему оценил дар трезвости. Я был в состоянии быть рядом с ней в её последние дни, действительно быть – душой и телом, с ней, с собой и с моим папой.
До ухода мамы, самым важным моментом моей жизни было рождение Атланты, в тот раз я увидел пробуждение к жизни другого человека. Но смотреть на мамину смерть, на то, как из неё утекала жизнь прямо у меня на глазах, было другим краем бездны.

Дальше Джон рассказывает, что его мать умерла от быстро развившейся болезни, какой – не сказано. Очень грустная глава, разве что Джон рассказывает, что его мама была очень большой фанаткой ДД.

Если бы мама умерла десятью годами ранее, я бы не был в состоянии разделить с отцом его горе. Я не смог бы впустить в свою голову это боль. Вместо этого, я бы сбежал в бутылку и дозу. Я был слишком эгоцентричным в восьмидесятые, чтобы суметь справиться с бедой как мужчина и сын, и быть там с родителями.
Но в 1998ом, за несколько лет научившись ясности и собранности, я был именно там, где должен был быть, где хотела того вселенная.
По крайней мере, папа это заслужил. Я смог быть для него сильным сыном, быть там и помогать ему. Я радовался тому, что не должен ехать в тур, что не нужно на этой неделе записываться для Top of the Pops. Мне нужно было побыть рядом с отцом. Я был бесконечно благодарен за то, что достиг нового образа мыслей.
Гела приехала в Бирмингем со мной, повидать маму и попрощаться, а потом осталась поддержать отца и меня. После похорон мы вернулись в Лос-Анджелес.
Я чувствовал глубокую признательность по отношению к ней и за то, что она в моей жизни. Я хотел стать с ней одним целым, я хотел, чтобы она стала моей женой.
Мы решили пожениться.



71 глава. Воссоединение змей.

В марте, Гела и я поженились в Лас-Вегасе. С нами были Трэвис, Зое и Атланта, сестра Гелы Анита была свидетельницей. Это не была свадьба-с-Элвисом, ничего специфично Вегасского, только короткий перелёт из дома и быстрая подготовка. Никто из нас не желал экстравагантности или блеска. Чего мы на самом деле хотели, так это уединения с нашими детьми. В тот полдень произошло пять соединений.
2000. Новое тысячелетие. Мы все дожили до 2000 года. Какой же позади остался груз ерунды!
В конце лета, мы с Гелой наслаждались латте на верхнем этаже ресторана Барни в Беверли Хиллс, когда в толпе сверкнуло знакомое лицо.
«Боже мой, Гела, здесь же Саймон!»
Они должны были познакомиться. Я вышел из-за стола и тихой сапой подкрался к моему очаровательному экс-согруппнику, удивив его своим появлением.
Мы обнялись. В городе он был с Ником и Уорреном, отыграв несколько шоу в поддержку выхода их альбома «Pop Trash». Перед ним был ещё один альбом, «Medazzaland», частично написанный и мной, хотя я ушёл до завершения. Pop Trash был первым альбомом ДД, в котором я ни сыграл ни партии. Я привел Саймона назад за стол, познакомить с Гелой, которая не могла скрыть своего восхищения от встречи с ним.
Конечно, они понравились друг другу. Почему бы и нет?
«Ты должен приехать к нам домой, Саймон, приходи и побултыхайся в бассейне!» - сказала Гела, не принявшая бы отрицательного ответа.
Он приехал спустя несколько часов.
Саймон плохо умеет скрывать свои чувства, особенно сильные; сердце у него нараспашку; и это одна из причин, почему он такой хороший поэт. Наше личное воссоединение в моем доме было пропитано сентиментальностью, мы оба тосковали по прошлому, пока обменивались своими «боевыми историями». Мы оба до сих пор тяжко трудились, много играли вживую, и музыка всё ещё была ведущей страстью в нашей жизни. Он проиграл мне Pop Trash. Я был поражен синглом, “Someone else not me’. Он был безумно красив, и мне стало больно, что я не был частью этого.
Это довольно сильно потрясло меня. Мы были так близки столь долго, вместе набирались колоссального опыта, однако со дня, когда я раскланялся с Дюран, мы даже не говорили по телефону. Это так по-английски, да?
Пожалуй. Теперь же, над многим стоило потрудиться.
Гела, должно быть, увидела что нашу дружбу нужно было подхлестнуть. Как гром с ясного неба, она спросила Саймона, не мог бы он приехать в Нью-Йорк на вечеринку Juicy, поддержать выпуск их линии мужской одежды. На вечеринке со своей группой играл и я.
«Парни, вы должны спеть песню вместе!»
«Ги, прекрати, это последнее, что Саймон сделает!»
Саймон же сказал: «Мне это по душе!»
Спустя несколько дней, он и Ник подъехали ко мне домой на ланч. Идея воссоединения изначального состава витала над макаронами с соусом. У Ника были предубеждения, но когда мы потягивали эспрессо, на линии у нас уже висел Роджер.
Роджер играл с нами несколько лет назад на записях к альбому Thank You. Он играл на “Perfect Day’, нашей версии песни Лу Рида, и на “Wathcing the Detectives”. Он снялся в клипе для “Perfect Day”, и большую часть дня провел, жалуясь на всюду караулящих фанов и убивая время между дублями. Я не был уверен, что Роджер настолько сильно захочет этого (реюниона).
Однако, его ответом на наше предложение собрать изначальный состав снова вместе было немедленное и полное энтузиазма «да».
Теперь, пришло время звонить Энди, и Ник, Саймон и я, пока он снимал трубку, затаили общее дыхание… И угадайте, что? Энди был полон сил и тоже рад слышать нас. Его ответ на предложение был столь же положительным.
Оставался вопрос Уоррена, и хотя ему нашлась бы партия в реюнионе, её следовало отложить, не сейчас. Когда же случай выдался, его участие ни у нас, ни у него не вызвало отклика, и Уоррен изящно раскланялся с проектом воссоединения, когда тот был запущен.
Саймон вернулся в Нью-Йорк и присоединился ко мне на сцене для вечеринки Juicy. Это были лучшие десять минут, что были у меня под прожекторами. Слушатели лезли через крышу, вокруг нас снова возникло столпотворение. Это очень ободрило. После этого, не было ни одного сомнения, что реюнион – наше сильнейшее желание. Оно стоило бы любых усилий, если бы могли добиться чего-то калбира мирового турне.
Однако, одно дело, иметь замысел, совсем другое - исполнить его.
Воссоединение змей, как я люблю называть его, оказалось очень трудной задачей, хотя бы потому, что мы не общались друг с другом так долго, особенно с Энди и Роджером. Ник и я также изрядно потрудились над нашими отношениями, которые были испорчены моим решением уйти. Я не представлял, насколько глобально.
Все мы недооценивали, насколько трудно просто собраться там, где мы остановились. «Незаконченным делом» мы называли причину, по которой после стольких лет вдали друг от друга, ныне мы решили расцеловаться и помириться.
Реюнион задумывался не столько ради денег, сколько ради творческих возможностей. Ведь воссоединение позволило бы нам доказать то, о чем мы всегда много говорили, что у нас есть и шанс, и позволило бы показать, что подход «очень много, очень быстро» и вся та слава, лесть и бизнес-примочки, которыми мы увлеклись в молодости, скорее душили наше творчество, чем помогали ему.
Думать, что мы сможем легко проскользнуть обратно в жизни друг друга, оказалось наивным. Ник настаивал на записи полноценного альбома новой музыки, перед тем, как браться за выступления.
Это не то, чего хотел я. Я черпал энергию со сцены и хотел дать пересобранной группе инъекцию доверия и смелости, которая появляется перед живой аудиторией, жаждущей увидеть нас впятером снова вместе, дать перед принятием гораздо более пугающего вызова на написание новых хитов и обновления старого звука группы под современный мир: мир пост хип-хопа, клик-хопа, ди-джей культуры, рэп рока, бойз-бэндов и электропопа. Энди согласился с Ником, доводы были приняты, но это стало трудной задачей.
Идея Ника начать написание песен в Сен-Тропе помогла смягчить удар. Мы провели там неделю в съемном доме, подальше от таблоидов, спали под одной крышей, ели вместе, затем играли с полудня и до вечера, перед тем, как отдохнуть в городе.
Это был ускоренный курс восстановления группы, со всеми плюсами и минусами.
К тому времени, когда я вернулся домой с этих сессий, я осознал, что мне понадобится каждый навык выживания, каждое умение, каждая кроха ясности и дисциплины, которые мне дала трезвая жизнь, чтобы пройти через это и не сойти с ума.
Извините, если выгляжу дразнящимся, но не мне описывать все наши сложности и проблемы. Моя дружба со всеми согруппниками была и будет моим высшим приоритетом. Достаточно сказать, что под мостом, с которого мы прыгнули, было слишком глубоко, и никто из нас не был отличным пловцом.
Почти год спустя, после полудюжины таких сессий записи, коротких, но бурных отношений с тремя возможными менеджерами и дюжин встреч с людьми из A&R, главами лейблов и юристами, нам поступило предложение сыграть серию концертов в Японии.
А именно, на «Будокан» в Токио (культовый гигантский зал, - прим. пер.).
Мы играли на Будокане на пике своей славы, когда нас осыпали мягкими игрушками. Было что-то символичное в нашем возвращении на сцену с этой площадки, с альбомом новой музыки или без него.
Мы заключили контракт с менеджером Венди Лэйстер, которую мы все уважаем и которая прислушивается к каждому члену группы. Венди провела по телефону собрание, чтобы обсудить предложение. Она была в Нью-Йорке, я в Лос-Анджелесе, и остальные парни, по Гринвичу, в Англии.
Я относился к тому времени, как к «сделай, или умри». Я был предан реюниону, но было мало лишь энергии и уверенности. Мне нужна была живая любовь.
Я пошел прогуляться и набрал охапку полевых цветов, отнеся их на мой письменный стол. Я приносил жертву божествам. Прочёл молитву, зажёг свечу и стал ждать отклика извне.

Re: In the Pleasure Groove: Love, Death and Duran Duran

Добавлено: Ср июл 10, 2013 9:49 pm
DurAnna
Эйлин писал(а):Размер толпы неважен, потому что большая часть выступления проходит внутри. Я научился подходить к каждому концерту, как наиважнейшему концерту, который сыграю когда-либо.
Каждому.
Это фантастическая формула.[/b]

Наверное это и есть то, что каждый из нас, влюбленных в музыку, хочет чувствовать когда приходит на концерты. Не рядовой отыгрышь, а живую энергетику, живую силу песен и музыкальных инструментов, в которых есть частица душу музыканта. И когда это чувствуешь, то даешь в ответ свою силу и свою энергию. Это ли не волшебство? :-): Когда прочитала,то вспомнила концерт ДД - фантастическая формула в действии, спасибо им за это!

Re: In the Pleasure Groove: Love, Death and Duran Duran

Добавлено: Ср июл 10, 2013 9:55 pm
Tatian
А меня вот это впечатлило:
Эйлин писал(а):Я помню, как играл в клубе в Майами во время ужасающего шторма, для восьми человек.Вы там были? Вау.Восемь человек.

Сильно.

Re: In the Pleasure Groove: Love, Death and Duran Duran

Добавлено: Ср июл 10, 2013 9:56 pm
Эйлин
DurAnna писал(а):И когда это чувствуешь, то даешь в ответ свою силу и свою энергию. Это ли не волшебство? :-): Когда прочитала,то вспомнила концерт ДД - фантастическая формула в действии, спасибо им за это!

Так ведь цель поэта - "глаголом жечь сердца людей". А если добавляется ещё и музыка! Песни ведь помогают в сажтом виде пережить какие-то..фантазийные события. Надеюсь тоже когда-нибудь побывать на их концерте.

Re: In the Pleasure Groove: Love, Death and Duran Duran

Добавлено: Ср июл 10, 2013 10:25 pm
Эйлин
Tatian писал(а):Сильно.

Да уж. И хорошо, и удивительно, что Джона это повело на правильные мысли, про творчество и контакт, и он не стал себя хоронить и впадать в депрессию.

Re: In the Pleasure Groove: Love, Death and Duran Duran

Добавлено: Ср окт 02, 2013 9:50 pm
Эйлин
А у меня для дорогих форумчан маленький сюрприз. 9 глава автобиографии Найджи.:) С неё начинается уже пре-дюрановская история, появляется Ник, а Тигра всерьез увлекается современной муз-культурой.


№ 9. Парни из другого мира (Side men).
Мир концертов и живой музыки звучал и захватывал меня, и я очень хотел проникнуть в него, но это означало серьезные переговоры с родителями. Эдди и его приятели часто присоединялись к длинной очереди, которая по субботним вечерам тянулась к Одеону в центре Бирмингема, ночь напролет ожидая открытия в 11 утра билетных касс.
«Вот что скажу тебе, парень», - предложил Эдди, после того, как объявили о концерте Рода Стюарта на Рождество. – «Нам предстоит ночное бдение в спальных мешках, а ты, и твой приятель приезжайте на первом утреннем автобусе и смените нас в очереди – и вы, парни, сможете взять четыре билета, когда кассы откроются.
Звучало нормально. И мне бы даже не стоило сохранять это для истории.
Всё шло по плану, до тех пор, пока очередь не ожила в 11! Как взбесилась. В начале 70ых у Стюарта была реально пьющая аудитория, и они пили всю ночь напролет. Малышей меня и моего друга швыряли, отпихивали и оттирали с места, мы теряли свою очередь не один раз, но цеплялись за своё место мертвой хваткой. Я просто не мог разочаровать моего кузена, который мне так доверился, и сжимал горячую, липкую десятку (лучшие билеты тогда стоили два фунта). Но, когда передо мной и входом в Одеон стояло уже 10 или 12 человек, появилась вывеска: «Все билеты проданы!» Потерял ли Эдди и его друзья веру в меня? Как ни странно, он оказался очень понимающим. Всё, что ему пришлось сделать – раскошелиться на ещё немного налички ради пары билетов у спекулянтов – он не собирался пропускать шоу.
На следующий год, когда Род Стюарт и The Faces, объявили о двух рождественских концертах в Бирмингеме, я бросился в город на первом утреннем автобусе с моим новым другом Ником Бейтсом. Удивительно, но мы, с небольшим усилием, оказались в начале очереди и смогли купить пару билетов в первом ряду.
Это было так легко, и я понял, что волшебство реально. Ник, «человек, который станет Роудсом», всегда был и будет тем, кто крепко стоит в центре своей собственной вселенной. Его необычайно творческая натура благословлена удачей. Например, у его матери был собственный магазин игрушек! Можно ли быть удачливей? С самого начала наших отношений я знал, что если останусь рядом с ним, жизнь будет потрясной.
Я повстречался с Ником зимой 73его. Мне было 13, ему 11. Экзамен 11+, который я успешно сдал в прошлом году, был последним экзаменом 11+ в нашем районе. Он был заменен на метод боле демократичный, не такой «сортировочный», и Нику не пришлось протискиваться через эти жернова. Его отправили в местную школу “secondary modern” (общеобразовательная школа, практической направленности, для большинства учеников, выходит, Ники учился хуже Найджела. – прим. пер) в жилом комплексе на холме, Вудрашскую школу в переулке Шаухерст. Если кратко, правительство решило, что все должны ходить в школу, ближайшую к дому. В моей школе, Каунти Хай (можно перевести как «районная спец. Школа, - прим. пер) это имело дурное последствие в виде потока местных гопников, часть которых страстно желала как можно сильнее доставать мальчиков из «грамматической (продвинутой) школы» - этих п…..в – насколько можно. Я быстро стал опытным переговорщиком, дружелюбным к этим баранам, но оставаясь, насколько возможно, в своей компании, в основном состоящией из культурных юных леди в плотных синих юбках. Мой ближайший друг носил на редкость «необычное» имя Дэвид Твист. Он был моим ровесником (нас родили вместе, так сказать, на соседних кроватях в одном госпитале), и его мама была одной из подруг моей мамы. Дэвид провалил экзамены и так оказался в Вудраш тоже, где и познакомился с Ником. Хотя Ник был на два года моложе, Дэвид догадался, что мы подошли бы друг другу, так что он заставил меня познакомиться.
В 1973ем, Дэвид Боуи был королем, и вполне заслуженно. Он потянул за струны потрясающего успеха. Выход его шедевра, «Восход и падение Зиги Стардаста и пауков с Марса», был только началом. Он также написал «All the Young Dudes» для Mott the Hoople, одной из его любимых групп, которая было распалась, но воссоединилась, когда услышала песню. Он спродюссировал Transformer Лу Рида и помог Лу заполучить его первейший хит в Топ 30 и затем, самое дивное из всего, он вложил свою мощь в Игги и The Stooges, занимаясь раскруткой и микшированием их ново-металлического колосса, Raw Power. В июне 73его, у ДБ был большой тур по Британии, в конце которого он объявил об уходе, со сцены Лондонского Hammersmith Odeon. Конечно, это было уловкой, как мы все со временем узнаем (это был уход Зигги, не Дэвида), но я помню, как услышал об этом в новостях в 8:30, сидя на заднем сидении школьного автобуса. Это было подобно отречению королевы от трона, в некотором смысле, так и было.
Но Ник и я владели кое-каким секретным знанием обо всем этом. Пока Леди (the Dame, прозвище Бо у прессы, - прим. пер) собирала поклоны и аплодисменты, реальная власть за троном скрывалась с левой стороны сцены, в перекиси и на платформах: у лид-гитариста Боуи, Мика Ронсона.
Каждая девочка в школе была фанаткой Боуи в тот год, так что нам было очевидно тоже фанатеть. Мы разделяли увлечение субтильным и тихим Ронсоном, и это скрепляло нашу дружбу. Драгоценности были творением Боуи, без сомнений, но Мик был тем, кто творил оправы и следил, чтобы эти камни показывались в наилучшем свете. Серьезные музыкальные журналы последних лет рассказывают множество историй о том, как много Мик привносил в канон Боуи, подобно тому, как после годов исследований и лазерного сканирования, ученые открыли, что, на самом деле, помощник Микеланджело
Луиджи проделал множество крутой работы на потолке Сикстинской Капеллы, пока его босс ходил пообедать.
Ник уже побывал на паре концертов – да, этот парень был развит для своих лет – Гэри Глиттера и Slade, если память не изменяет. Но и я должен был ухватить эту ягодку. Итак, весной 74ого мы вдвоем встретились за оградой Бирмингемского Холла (Town Hall, типа наших ДК, - прим. пер) субботним утром и заполучили пару месту, чтобы увидеть первый сольный тур Ронсона, проходивший в апреле. Мы купили билеты, в ряд J, за 1.35 фунтов каждый. Это был первый раз, когда родители отпустили меня в город на ночь.
Их согласию помогло то, что мама Ника, Сильвия, согласилась отвезти нас туда и забрать нас потом. Не нужны были ночные автобусы.
Никому из прибывших в Городской Холл той ночью не нужно было покупать программку. У всех нас были замечательные папки с фото, значками, биографией, цветными постерами и пластинками. Ник и я могли часами веселиться и смеяться вокруг пластинки, пока наш родной Мик, с глубоким бирмингемским прононсом, восхищался любовью: «Льюююбофь… Люююбофь… Когда ты влюблийонн… это… это… лучшая вещь в миеере!»
Что больше всего запомнилось на концерте? Не то, что происходило на сцене, а то, что за её пределами, предзнаменование, вероятно, впечатления, которое я получу под «Брайтонским куполом» всего несколькими годами позже. Всюду неистовство, разбитые сидения, все эти толкающиеся и пихающиеся девочки, которые кричат, лезут через голову друг друга. Я ожидал, что будет, как в кино, - что мы будем в состоянии чинно сидеть на бархатных сидениях и впитывать впечатления – но здесь было не место для пассивного восприятия. Это исходило изнутри, давило на инстинкты.
На сцене, однако, было хорошо видно, что Мику в реале не до этого. Дети, пораженные Боуиманией, сходили с ума. Мик же лишь хотел, чтобы они утихли и послушали песни, но тщетно, не этой ночью.
Мик, возможно, величайший концертный аккомпаниатор, пожалуй, уступает только Киту Ричардсу, но в центре сцены ему никогда не было удобно.
Мы с Ником носили шифон, не нуждаясь в поддержке общества, и мы оба любили ту одежду, прически и макияж, которая сделала эру британского глэм-рока столь великой. На самом деле, никто из нас был достаточно взрослым или имел достаточно денег, чтобы полностью выразиться любимым способом, да и глэм-движение уже достигло своего пика прошлой весной, с туром Боуи, но мы отыскали свой уровень.
Влияние гардероба Брайана Ферри на портновское искусство уже сказывалось, и все парни залезали в шкафы своих пап, отыскивая их старые костюмы дембеля; в стиле сороковых, мешковатые двубортные костюмы, как у Боджи (Хэмфри Боггарта, - прим. пер) в Касабланке.
Папины подошли мне идеально. Но тогда уже были глэмовые межполые элементы, и мы поддержали их, смешивая наряды с женскими блузками. В British Home Stores (мегамаркет, - прим. пер) в центре города, был огромный зал, заполненный женскими костюмами-двойками, из 40ых и 50ых, за бесценок. Винтажный рай. Некоторые жакеты были великолепны и налезали на Ника и меня. Добавьте немного шифона, возможно, шарф со «звериным» принтом от Chelsea Girl, и вы готовы.
«Ты же не выйдешь на улицу в таком виде?» – чуть не рыдали мои родители.
- Не беспокойся, пап, - с вызовом говорил Ник своему отцу, пока я в их ванной наносил на губы немного блеска.
- Ой, оставь их в покое, Роджер! – говорила Сильвия. – Они просто веселятся.
Мы часто огребали оскорбления от рабочих на стройках.
Ник был немного экстравагантнее меня, имея защиту в лице своей девушки, Джейн, которая был для него своего рода прикрытием.
Однажды вечером, на поезде обратно в Холливуд, мы сели на переднее сиденье вагона, за стеклянной панелью. Банда уджиносванных типов начала бить по стеклу:
- Мы до вас доберемся! Вы, п……ы, покойники!
Мы с Ником чуть не намочили штаны, но держались с такой крутостью, будто сидели в дальнем конце вагона. Где же была охрана?
Мне не стоило волноваться. Будучи с Ником, мы каким-то волшебным образом избегали опасностей. Когда поезд подъехал к Вайтолк-Энду, хмыри исчезли.
У нас были и другие общие черты, кроме опасных вкусов в одежде и музыке: он тоже был единственным ребенком, наши дни рождения приходились на один месяц, июнь (мы оба Близнецы), и нашей любимой настольной игрой был «Шлягер».
«Шесть шагов - твой первый сингл достигает десятого места».
Этот поп-музыкальный бизнес казался очень простым.
Следующий концерт, на который пошли я и Ник вместе, были Roxy Music в Одеоне. Была суббота, и в полдень, проехав обычный путь в город, мы оказались в фойе театра, где мы завели знакомство с двумя парнями, Маркусом и Джеффом, старше нас и тоже большими фанатами Рокси. Они рассказали, что группа в здании, и если мы поспешим вниз по дорожке, которая огибает Одеон, мы можем услышать их игру. Так я и узнал про тайный мир саундчеков. Структура шоу артиста также всегда включает посещение зала в полдень, когда проверяются провода и микрофоны, и усилители, и барабаны, чтобы увериться, что триумфальному выходу на сцену позже вечером, не помешают никакие технические накладки. Там была дюжина, или около того, ребят с Рокси-регалиями – футболками, значками, стрижками – позади фиолетового автопоезда, который стоял у служебного входа, где разгружалась аппаратура. Мы не могли видеть Рокси, но могли слышать, неясно, играющих песни с нового альбома, Country Life. Затем музыка остановилась и, как по команде, черный мерседес-лимузин подкатил по дорожке.
Во внезапном всплеске безумия, группа выбежала из дверей и, не останавливаясь, залетела в укрытие машины, которая затем полетела с бешеной скоростью в направлении Нью-стрит.
Девушка завопила: «Они едут в Холлидэй Инн!» Я знаю, как срезать!», - и мы, двенадцать самых больших фанов RM в Бирмингеме, бросились через город со всех ног.
Это был клуб, к которому я жаждал принадлежать.
Она знала своё дело, эта девушка; мы дожидались машины под навесом отеля.
Я не помню Ферри, но помню гитариста, Фила Манзанеру, который был самым высоким человеком, из виденных мною в жизни. Может быть, из-за ботинок на платформе. Клавишник Эдди Добсон нашёл время сказать привет и оставить автографы. Я попросил одного из водителей отдать мне пробку из-под шампанского, которую я заметил на заднем сидении лимузина. Я ею гордился. Странное ли это поведение для 14летнего парнишки с окраин? Я так не думаю.
Ника и моё концертошествие набирало обороты. Я до сих пор храню корешки билетов из тех лет. Шоу the Faces прошло в декабре, Queen, Genesis – крутые шоу крутых групп, обычно в Городском Холле или в Одеоне. И если это был артист, от которого мы реально фанатели, как Игги Поп, гастролировавший с Дэвидом Боуи или Mott the Hoople, мы непременно обнаруживали себя снова стоящими под гостиничными тентами или ждущими за дверями кулис, слушая саундчек.

Re: In the Pleasure Groove: Love, Death and Duran Duran

Добавлено: Чт окт 03, 2013 1:38 am
CrazyFan
Эйлин писал(а):
А у меня для дорогих форумчан маленький сюрприз. 9 глава автобиографии Найджи.:) С неё начинается уже пре-дюрановская история, появляется Ник, а Тигра всерьез увлекается современной муз-культурой.
.

Ааа! Спасибульки! Всё некогда было нормально на форум зайти, почитать. И вот зашла - и тут подарок)

Re: In the Pleasure Groove: Love, Death and Duran Duran

Добавлено: Чт окт 03, 2013 3:30 am
CrazyFan
Дааа... вот ведь какая штука, они были совсем такие же как и мы в проявлении своей фанатской любви. Но события, сопровождающие концерты, всё-таки были насыщеннее, чем у меня.